Развод

  Всё,что оставлено в древней столице, розовым ветром, манной крупицей, ласковым взглядом, птицей — синицей, месяцем белым — сто раз повторится. Цветом лиловым и золотом серным местный алхимик заправит консервы. Я не последний герой и не первый, просто сдают потихонечку нервы… Меньше всего было, стало огромным Слово Его. Сталевары без домны, бочки без пива, из норки укромной к свету ползут? Ищут пищи скоромной? Однообразно — фальшивы мотивы. Здесь фа диез. Неуместно игривы (лад-то минорный) газетные сливы, сплетни и домыслы, неторопливо, в серое кутают истину-крошку. Горлом выходят пластинки дорожки. Голос знакомый. Царя на лепёшку? Где-то, в глубинах базарной матрёшки, теплится матрица с верной программой… Это диагноз. Ни к бабке, ни к маме… Что натворили? Не ведали сами. Опыт ошибки скупает упрямо — мусор в отсеках могучего спама… Горы песочные, рваные струны, захоронения прошлых июней. Узел развязан затмением лунным. …Дремлет в коляске праведник юный.