Летопись Красной Луны

  Созвездие Мороженого Карпа оттаяло с сарказмом и нахрапом. Русалки веселились — то-то корму, дудел в кларнет Нептун , пришли реформы. Весы качались так , что даже гири взлетали птицами до пика на Памире. Кружилось колесо с безумной белкой под взрывы ядерных орехов на тарелке. И март пришел, нисколько не похожий на прошлый. Улыбается , похоже… Цветы, кругом цветы. С весенней силой звучит таинственно и нежно- милый. Ты видишь то же, что и я . Раскаты эха ушли за горизонт с веселым смехом. Нет времени мешать с водою уксус и проверять на воске масть и прикус. Конечно, центрифуге нету дела до грязного белья в ее пределах, но так же трепетны прелюдии и фуги в клавирах этой самой центрифуги. Мы вымокли практически до нитки под дождиком любовным, Солнца слитки. А дальше, что же дальше? Споры ветра несут покой и радость стилю ретро, прохладой лечат лихорадку буден. Печать на свитке — волен, неподсуден. Пророк на ослике въезжает в древний город- и это тоже для веселья повод. Горсть чечевицы и вино на ужин — для поколения речных жемчужин… Всем нам подарены сердечные заботы на поле жизни и веснянок ноты.