Алмаз

За крылатым драконом, за змеем воздушным
легким паром восходит ночная роса.
Перехожий калика — за посохом. Ну же,
выбирай на распутье! Семерка — коса
по лугам заливным пляшет жигу с рассветом.
Снова пепел Клааса стучится в сердца.
Мы на счастье в Чухонку бросали монеты,
и в фонтаны, и в Финский залив… До конца
не прошли по лесной заповедной тропинке,
заблудились в мирских лабиринтах, в чертогах ночей.
Глыба льда между нами растает, устроим поминки
прошлым жизням, ошибкам…И снова зажжем сто свечей.
Выбирай, наши судьбы сосновой иголкой
из тончайших материй и снов сшила матушка-ночь.
Знак воды, знак огня -шестикрылый на зорьке
обвенчал Короля и созвездия Лебедя дочь.
За крылатым драконом, за змеем воздушным
лента белая с черной, тельняшка, флажок корабля…
Улетает с восходом душа в сад, где души
понимают значение Слова. До встречи, Земля!

***

Льды морские трещат как орешки волшебного леса,
те что мы собирали в карманы, предчувствуя осень.
Талых вод откровение рушит гортани завесу,
Куст сирени взмывает за ветром в манящую просинь.

Млечный свет приоткрыл горизонты, даруя нам речь,
плел под аркой тончайшие сети для мух паучок…
Кукла тихо вздохнула, вращался невидимый меч,
разрубая узлы на запутанных нитях, сломался крючок.

Кукловод по-отечески горд -первый звук, первый шаг…
Не игрушка, дитя королевского древнего рода!
Бард настроил гитару , в мажоре пленительных саг
приготовился петь: » О, любовь! О, мечта! О, свобода!»

Тишина

Светало. Выпало из кулака, как из кулька
кольцо всевластия ли, или новой власти,
и растворилось в ряби вод речных, малька
скрывающих от хищной щучьей пасти.
На солнце утреннем росинкой лист блистал
все той же гибкой ивы, водомерка
скользила за добычей…Глаз-кристалл
следил за каждой искрой фейерверка.

За шумным всплеском наступила тишина.
Считали ангелы под музыку Шопена
то на воде круги, то шарики свинца.
Немалая цена, чтоб вырваться из плена
сетей рыбачьих. Хитрое плетенье,
почти что кружевных узлов гуманность.
Рыбачья сеть — младых умов смятенье,
в созвездьи  Лебедя диффузная туманность.

Умерил пыл свой Марс, попятился Меркурий,
зевает Солнце жаркое в зените.
Стал мирным хоровод сварливых фурий.
Доверься красной нити в лабиринте!
На дне песчинки, нет пути иного
осколкам кварца. домикам моллюсков.
Волна разрушит гнет кольца ночного.
Разбита амфора с вином этрусков.

Шумел камыш, пищала мошкара,
шуршали ветки,перешептывались листья…
Рассвет рождался в муках, а «вчера»
закрашивало Время белой кистью.

Июньские волны

Я шел по тропкам вдоль озер и рек,
и возвращался мысленно к себе.
Струились сны из-под закрытых век,
затвердевая в камне и судьбе.
В ночь из ночей, под серебром Луны
мы встретились, тотчас узнав друг друга .
Два путника , любовных две волны,
скитальцы в поисках лекарства от недуга .

Над древним Вавилоном лился дождь,
дул суховей над новым Вавилоном.
Смотрелся в зеркало народа старый вождь,
знал, отражение безгрешно пред законом.
На части не делил лепешку мира,
пел песню про народное единство
и кое-что из старого клавира,
пока под дубом плод искало свинство .

Июньская гроза. Раскаты грома.
Идем с тобой, шагаем по бульвару
Иного города в стране, где все знакомы,
где дом родной, где верен строй гитары.
Волна сливается с волной ,
нам шторм не страшен.
Небесной радугой-дугой
простор раскрашен.

Фруктовый амулет

Возьми себе плоды земных садов.
Возьми и яблоки, и финики, и груши…
Пока храм женственности веком не разрушен,
пока не сгнил фундамент из основ.
Камеям счета нет, и счета нет каменьям,
пуст кошелек девичьих грез, утех.
Вопрос дамокловым мечом: — А ты из тех,
кто к пику горнему восходит по ступеням?
Поля кудрявые ромашек белоснежных
ковром под ноги стелятся. Беги!
И слово верное для сердца сбереги.
Не пожалей, Орфей, глициний нежных
для Эвридик скалистых берегов.
Найди мелодию любви, где тракт заезжен.
Твой голос глух, но все же неизбежен
концерт в пустыне рыбных четвергов.

Наутро, в пятницу, прольется свет Венеры
на почву скудную . Семь урожайных лет
вновь сотворят фруктовый амулет
для землепашцев — новых пионеров.

Май

Сейчас, как и ныне, двугорбый верблюд
колючки жует в дружелюбной пустыне.
Верблюдам колючкам вкусны , словно мед
лесному хозяину мишке. Святыни
нужны человеку, животному — пища.
Пустыне дожди проливные желанны.
О крове, холодной порой молит нищий.
Король ищет подданных, зритель — таланты.
Кто ангела ждет, кто сражается с бесом,
кто пишет законы, кто куклу подвесил
на ниточке жизни зимою в вертепе,
кто сказ сочинил о громадности репы?
Просторы земные с небесными схожи.
Судить зеркала, кривич, роже негоже.
Учи свой урок. Напиши света строки
в романе о бурных , но мирных потоках,
пока разделенных невежеством, вод.
Найди в Книге Жизни свой огненный код.

На белых деревьях вьют аисты гнезда,
в домах ожидают посланников звездных.

Алмаз

Из темноты яснее виден свет,
любовь заполнит пазла все пустоты.
Земля , деревья, небо и рассвет
над морем, с медом сладким соты —
все это на картине бытия сольется
с пеньем ангельского хора.
И эхом радостным, не игом, отзовется
мелодия сердечного узора.
Корабль времени оставит след спиральный…
Мы в круге света. Капитаны и матросы.
Далекий станет близким, близкий — дальним.
Из океана снов линейных, прозы
переместились в вечное «Сейчас».
Потехе — время, делу — только час.

Алмазной пылью метит тропки всех широт
певец бродячий из космической котомки.
Под светом солнечным упрямый углерод
поет о твердости и хрупкости потомкам.

 

Сайты.